Марио Бава. Итальянская готика

0 30

В этот день в 1914 году родился первооткрыватель итальянского хоррора, оператор, режиссер и мастер спецэффектов Марио Бава.

Отец Бавы был тесно связан с кино. Сначала отец создавал декорации для фильмов, затем стал оператором и режиссёром. Бава на определённом этапе был его ассистентом. Поначалу он занимался созданием субтитров и титров для итальянских фильмов. Затем создавал оптические эффекты, за счёт которых снискал себе славу настоящего мастера спецэффектов.

До того как стать режиссёром Марио Бава в качестве оператора снял более 40 фильмов. В 1950-е он был ассистентом у режиссёра Реккардо Фреда, который также стоял у истоков жанра в Италии. В 1956 году Фреда снимал фильм «Вампиры», который считается самым первым звуковым итальянским фильмом ужасов. Фреда не поладил на время съёмок со съёмочной группой и Бава закончил оставшуюся часть фильма. Та же история возникла на съёмках фантастического фильма ужасов «Калтики – бессмертный монстр».

Полноправным режиссёрским дебютом Бавы стал фильм «Маска сатаны» (1960), вольно основанный на произведении Николая Гоголя – «Вий» (Бава был большим поклонником классической русской литературы).

Действия происходят в 1630 году во времена инквизиции. Прекрасную девушку Азу и её возлюбленного – Явутича – казнит её собственный брат по обвинению в колдовстве. Перед смертью Аза проклинает своего брата и обещает ему вернуться, чтобы отомстить. В лица обвинённых вбивают железную маску с шипами. После чего Азу хоронят в склепе, а Явутича на кладбище.
200 лет спустя доктор Андрей Горобец и Томас Круваян, по пути в Москву, обнаруживают склеп с могилой Азы. Не знающее мер любопытство случайных прохожих становится для них злым роком…

«Маска сатаны» – потрясающий фильм ужасов, снятый в завораживающих готических декорациях. Он заложил основу для последующих итальянских фильмов этого жанра. В нём есть немало по-настоящему шокирующих сцен, которые даже сейчас выглядят пугающе. По этой причине фильм несколько лет был запрещён в Великобритании, а в США подвергся сильной цензуре.

Начальная сцена с вбиванием железной маски в лицо Азы до сих пор выглядит впечатляюще.

«Маска сатаны» получился идеальной комбинацией шокирующей составляющей кровавых фильмов студии Hammer и чёрно-белой готической стилистики фильмов Universal.

Роль Азы исполнила английская актриса Барбара Стил. Это был её профессиональный дебют в кино. Благодаря «Маске сатаны» Стил стала классической актрисой жанра, и получила статус «королевы крика».

Благодаря своим внешним особенностям и прекрасной актёрской игре, Барбара Стил порой в одном фильме играла сразу 2 роли – роковой обольстительницы и девушки чистой душой. В «Маске сатаны» ей также достались 2 роли: зловещей ведьмы и прекрасной невинной девушки.

Дистрибьютором «Маски сатаны» в США была студия Роджера Кормана AIP. В Америке фильм получил название «Чёрное воскресенье». В последующие несколько лет именно AIP были постоянным дистрибьютором фильмов Бавы для американского проката.

Особый стиль «Маски сатаны» повлиял в частности на творчество Тима Бёртона, в особенности – на создание «Сонной лощины».

Благодаря «Маске сатаны» Бава стал ведущим итальянским режиссёром фильмов ужасов. Его фильмы чем-то напоминали кормановский цикл фильмов по Эдгару По. Можно сказать, Бава, в каком-то смысле, был итальянским Роджером Корманом. Но при этом обладал своим особым режиссёрским мастерством.

В 1961 году Бава снял фильм в популярном тогда в Италии жанре пеплум (масштабные исторические фильмы с античными и библейскими героями) про подвиги Геракла – «Геракл в царстве теней». Во время съемок этого фильма Бава впервые сотрудничал с Кристофером Ли, который сыграл характерную для себя роль злодея.

К стандартному сюжету о подвигах античного героя, Бава добавил немалую толику мистики, введя в сюжет наличие ведьм и вампиров.

Фильм снят в потрясающих красочных декорациях, с мастерским использованием различных цветовых оттенков, которыми Бава владел в совершенстве, и прекрасной актёрской игрой.

В 1963 году Бава снял свой главный шедевр – «Три лица страха». Фильм состоит из 3 мистических историй, одна из которых основана на произведении Алексея Толстого – «Семья вурдалака» (и частично – на рассказе Ги Де Мопассана «Страх»).

В первой истории «Телефон» (можно сказать – предшественник «Крика») молодая девушка по имени Рози возвращается домой и попадает в пучину кошмаров от постоянных телефонных звонков. Замогильный голос в трубке обещает ей скорую и мучительную смерть…
История имеет неожиданную развязку.

Вторая история «Вурдалак» – про старика-вурдалака терроризирующего свою семью, практически в точности следует оригинальному произведению Алексея Толстого.

Третья история «Капля» о медсестре, которая украла перстень у занимавшейся спиритизмом умершей старухи. За это ей предстоит глубоко поплатиться…

«Три лица страха» – очень красивый, насыщенный различными оттенками и необычной цветовой гаммой фильм. Ночное завывание ветра, отрешённость от остального мира, цветастые готические декорации, потрясающие визуальные эффекты, отличная игра актёров – все эти составляющие сделали фильм главным шедевром Бавы.

Самая лучшая история – «Вурдалак». Бава сохранил основную сюжетную последовательность оригинального произведения Алексея Толстого. Но при этом ввёл значительные изменения в финал, который получился противоположным оригинальному.

А самая страшная история, пожалуй, – «Капля». В ней присутствует по-настоящему ужасающая атмосфера, и жуткого вида призрак.

Роль старика–вурдалака исполнил ветеран жанра – Борис Карлофф. Помимо этого, он был рассказчиком между историями, а также говорил вступительные слова в начальной сцене фильма. Карлофф идеально сыграл свою роль. Даже внешний облик его персонажа был в точности таким, как описывалось у Толстого. Это одна из самых лучших его ролей в период 1960-х.

Роль Рози исполнила прекрасная актриса Мишель Мерсье (больше всего известная по заглавной роли в фильмах про Анжелику).

Марк Дэймон, раннее сыгравший роль главного героя в кормановском «Доме Ашеров», исполнил здесь концептуально схожую роль Владимира Д’Юрфе.

В США фильм вышел под названием «Чёрная суббота» (с целью, чтобы связать фильм с дебютом Бавы «Черное воскресенье»). Американская версия во многом отличается от итальянской. В ней присутствуют некоторые сцены, которых не было в итальянской версии. В американской версии вырезали некоторые сцены из оригинала (преимущественно – сцены насилия), и добавили другое музыкальное сопровождение. Последовательность историй тоже изменили. Помимо этого, в американскую версию вступительные слова к каждой истории с участием Бориса Карлоффа. И, что особенно любопытно, в американской версии, история «Телефон» сюжетно в корне отличается от итальянской. Оригинальная заключительная сцена с Карлоффом, обыгранная в комичном ключе, была тоже вырезана из американской версии.

Все эти изменения были сделаны для того, чтобы как можно больше угодить американской аудитории (поскольку, в то время, как в Европе фильмы ужасов были рассчитаны на взрослую аудиторию, в США – на подростковую).

Вслед за этим Бава снова сотрудничает с Кристофером Ли в фильме «Плеть и тело».

Ли играет изощрённого злодея по имени Курт. Он возвращается в родовой замок, откуда его изгнали за надругательства над дочерью служанки, покончившей с собой. Никто ни рад его возвращению, но Курт лишь надменно над всеми посмеивается. Он завладевает невестой своего брата – Нивенкой. Но вскоре Курт умирает при загадочных обстоятельствах, а Нивенка утверждает, что её начинает посещать его призрак…

Это был один из первых фильмов, довольно откровенно раскрывающий тему садо-мазохизма. Главная героиня – Нивенка получает сексуальное удовлетворение, когда Курт избивает её плетью. Подобная тема была очень новаторская для своего времени, и даже сейчас эти сцены выглядят одновременно и шокирующе, и с присущей Баве мрачной притягательностью.

Как и прежде в фильмах Бавы, «Плеть и тело» блещет потрясающей операторской работой, красочными цветовыми оттенками, мрачной романтикой, наличием привлекательных актрис и отличной актёрской игрой.

Фильм совместил в себе готическую притягательность любви и смерти, что было особенно присуще произведениям Эдгара По. Готические декорации, изображающие старинный замок с его мрачной таинственностью, выстроены на высочайшем уровне.

Кристофер Ли создал ещё один потрясающий образ высокомерного, и в то же время – дьявольски привлекательного злодея.

«Плеть и тело» полон бушующей страсти, невероятно эмоционален, раскрывающий плод запретной любви.

Также у фильма очень красивое, в чём-то сентиментальное, музыкальное сопровождение.

В 1964 году Бава снял первый в истории фильм–джалло – «Кровь и чёрные кружева».

Поджанр «джалло» (с итальянского – «жёлтый») – фильмы про маньяков с ярко-выраженной визуальной составляющей. Акцент в этих фильмах поставлен на изощрённых длительных кровавых убийствах красивых женщин. Зачастую убийства показаны с точки зрения самого маньяка. Маньяк постоянно находится в маске, носит чёрные перчатки и совершает убийства при помощи холодного оружия. Также в фильмах – джалло присутствуют сцены эротического содержания. И, как в случае с классическим детективом, убийца известен лишь в финале фильма.
Своё название поджанр получил благодаря одноимённой серии книг криминального содержания, с обложкой ярко-жёлтого цвета. Их выпускало издательство «Mondadori publishing house» в конце 1920-х. Данными книгами и были навеяны многие сюжеты фильмов, в результате получившие термин «джалло».

В «Крови и чёрных кружевах» присутствует все составляющие, определившие впоследствии особенности поджанра.

Первое убийство происходит уже в начальной сцене фильма. Напряжение в сцене создаётся по средствам того, как молодая девушка идёт одна по ночной улице и у неё возникает ощущение, словно за ней кто-то следит. Своего апогея сцена достигает, когда маньяк появляется в самый неожиданный момент и начинает душить бедную девушку.

Итальянское название фильма – «Шесть женщин для убийства» предопределил так называемый «отсчёт убийств» в фильмах–джалло. Жертвы в подобных фильмах умирают самыми различными изощрёнными способами.

Убийства красивых женщин в этих фильмах выглядит шокирующе, и в то же время – невероятно поэтично. Это во многом отсылает к произведениям Эдгара По, в которых смерть красивой женщины описывалась как нечто прекрасное. В этом есть некий странный магнетизм красоты и смерти, столь присущий произведениям великого писателя.

«Кровь и чёрные кружева» получился очень стильным, красочным и шокирующим фильмом. Благодаря ему в Италии появился новый популярный поджанр, повлиявший также и на многие американские фильмы ужасов (прежде всего – в поджанре «Слэшер»).

Следом Бава снял фильм «Планета вампиров», в котором совместил присущую ему потрясающую готическую атмосферу с научной фантастикой. Но данный фильм оказался несколько слабее предыдущих работ итальянского мастера. Однако его необычайный визуальный стиль и сам сюжет оказал немалое влияние на Ридли Скотта при создании «Чужого».

Одним из лучших поздних творений Бавы был фильм «Операция «Страх»». В нём речь шла о призраке убитой девочки, терроризирующем всю округу.

Как и прежде, фильм снят в потрясающих готических декорациях, с использованием различных светофильтров, и интересной детективной составляющей.

В дальнейшем Бава отошёл от готических фильмов, снимая больше триллеры и «джалло». Помимо этого, он специализировался на различных жанрах: от вестернов до комедий. Его поздние фильмы уже не имели того ярко-выраженного художественного оформления и красочных декораций. Они были наиболее жестокие и менее сдержанные, в отличии от ранних творений великого режиссёра.

Бавы не стало в 1980 году. Один из его фильмов остался незаконченным. Его сын – Ламберто Бава впоследствии также стал знаменитым режиссёром. Вместе с сыном Бава работал над своим последними фильмами: «Шок» (1977) и «Венера на острове».

Фильмы Бавы оказали огромное влияние на многих знаменитых режиссёров, в частности: на Квентина Тарантино, Мартина Скорсезе, Дэвида Линча, Уэса Крэйвена и многих других. Его фильмы имеют огромное значение для жанра ужасов и кино в целом.

Вам также могут понравиться Еще от автора

Комментарии:

Отправить ответ

Подписаться
avatar
wpDiscuz
Да Нет